Грифон

Материал из Crowfalldb
Перейти к: навигация, поиск

О ГРИФОНАХ

Концепт-арт: оскверненный Грифон

Весенняя буря обрушилась на разведчиков с небес, загнав их в глубь каменистого брюха пещеры. Снаружи завывал ветер. Огромные, как горы, черные тучи громоздились друг на друга; мрак, сгустившийся над землей, прорезывали редкие вспышки молний. Командир Виллем оглядел свой маленький отряд, читая в их лицах ту же глубокую усталость, что ощущал сам.

"А ну, не унывать! - шутливо воскликнул он. - Так даже лучше, дождь смоет наши следы". Натужно улыбаясь, Виллем хлопнул по плечу Майоля - молчаливый керн только фыркнул, нахмурившись. Зарокотал гром, и ветер взвыл еще яростнее, заглушая все звуки, не дозволяя говорить. Улыбка Виллема померкла. Сгорбившись, он привалился к стене и принялся разглядывать завесу дождя, закрывшую выход из пещеры. Значит, привал. Конечно, он мог приказать отряду продолжить путь, но кто бы его послушал?

Проснулся Виллем неожиданно, с чувством смутной тревоги. Сердце его отчаянно колотилось в груди, и он никак не мог разобрать, почему. Приподнявшись на локте, командир оглядел пещеру. Солнце давно зашло, но он ясно различал во тьме фигуры троих подчиненных - те крепко спали, съежившись под походными одеялами. Виллема пробрала дрожь - и вовсе не от холода, царившего в пещере. Он глубоко, прерывисто вздохнул, размышляя. Перед сном разведчики обязаны были выставить дозорного. Обычно добровольцем вызывался Майоль, но как ни вглядывался Виллем в темноту, приметной фигуры керна он различить не смог. Страх прокрался в сердце командира, и волоски на его шее поднялись дыбом. Откуда-то слева донесся отчетливый звук мягкого удара. Каждый мускул в теле Виллема застыл в мучительном напряжении.

Никто из разведчиков не шелохнулся.

"Майоль?" - хрипло прошептал Виллем. Ответа не последовало, лишь один из спящих, не пробуждаясь, досадливо замычал. Вдалеке ударил гром, но Виллем мог поклясться, что в этом грохоте он различил кое-то еще. Негромкий влажный шелест, как будто нечто тяжелое волочили по траве или веткам. Порывисто вскочив на колени, Виллем вгляделся в темноту. Трое его разведчиков... лежат ли они на прежних местах?

Краем глаза он уловил движение: смутная тень отделилась от тонущей во мраке стены и упруго соскочила вниз. Снова тот же мягкий, еле слышный удар. Виллем подался вперед, моля Небеса о вспышке молнии. Они не хотели привлекать к себе внимание, и потому не взяли с собой факелы... Тень дрогнула и плавно заскользила к выходу из пещеры. Даже в ночи можно было различить, что она волочит за собой одного из спящих.

Виллем раскрыл рот, но крик его застрял в горле. Новый удар донесся до его слуха. Громче. И ближе, совсем рядом. Командир разведчиков медленно обернулся. Вспышка молнии наконец осветила пещеру - на мгновение вокруг стало светло, точно днем. И тогда Виллем увидел зверя во всем великолепии. Тяжелый кривой клюв, переходящий в узкую голову. Могучие крылья, способные поднять в воздух быка - сейчас они были низко опущены и почти касались земли. Кривые когти. Перистый покров, сменяющийся шерстью. Задние ноги, похожие на лапы барса. Грифон.

Оцепенение разом прошло, и Виллем заорал во всю глотку. Но было поздно. За миг до того, как мир погрузился во тьму, Виллем успел увидеть, что тварь изготовилась к прыжку. Он вскинул руки в отчаянном жесте, стараясь защитить голову, но удара когтей не последовало. Неожиданно, словно соткавшись из тени и воздуха, рядом с грифоном возник Майоль. Метнувшись вперед, он перехватил зверя в прыжке и обрушился вместе с ним на землю. Пронзительно вскрикнув, грифон забил крыльями и попытался подняться, но Майоль держал крепко. И тут Виллем пришел в себя. Выхватив из-за пояса кинжал, он ринулся на грифона. Страшный клюв щелкнул рядом с его рукой, но Виллем увернулся и по рукоять вонзил клинок в горло зверя. Некоторое время он держал грифона за шею, пока тот не испустил дух. Затем высвободил кинжал, вытер его о перья и, подняв глаза, встретился взглядом с Майолем. Керн издал низкое утробное ворчание, и во мраке Виллем разглядел улыбку на его губах.

Три дня спустя разведчики, выжившие в схватке с грифоном, покинули горы. С собой они унесли стрелы с новым прекрасным оперением, запас вяленого грифоньего мяса и священный ужас перед грозными весенними бурями.