Тур

Материал из Crowfalldb
Перейти к: навигация, поиск

О ТУРАХ

Концепт-арт: Тур
Концепт-арт: оскверненный Тур

Могучий зверь медленно продирался сквозь лесные дебри.

Он был голоден, измучен. Слепящая боль то и дело пронзала его снизу доверху: от сбитых в кровь копыт до кончиков загнутых щербатых рогов.

Колючий ветер трепал его шкуру, обнажал подшерсток, холодил кровь.

Ветви деревьев хлестали его - когда-то живые, покрытые сочными листьями, а теперь голые и мертвые.

День за днем зверь упрямо шел вперед, голод и страх подгоняли его. Он стремился найти пищу, хотел уйти подальше от двуногих хищников, метавших в него копья и стрелы.

Совсем рядом, в нескольких ярдах от зверя затаились странники. С замиранием сердца слушали они, как ломаются ветви и хрустят под копытами сухие листья.

Их тоже мучил голод.

В первые дни он терзал тупыми когтями, атакуя и отступая вновь, словно терпеливый хищник.

Но вскоре он перестал уходить, свил гнездо в каждом и стал неустанно грызть изнутри, причиняя боль, нагоняя тоскливый ужас.

Вскоре после этого одна из них умерла, и никто не мог сказать, что убило ее - голод, болезнь или страх.

Было ясно одно: если ничего не изменится, вслед за этой смертью последуют другие.

И странники шли вперед, чувствуя кожей ледяное дыхание зимы, оставляя позади разоренные войной земли.

Они разрывали прелую листву в поисках личинок, жевали траву и стружки молодой коры.

Насекомые не могли утолить их голод, а едкий травяной сок только усиливал боль в желудке.

Изможденные, почти потерявшие рассудок от страданий, они заставляли себя идти дальше.

Рано или поздно им должно было повезти.

И Небеса сжалились над ними. Когда странники добрели до края мглистой поляны, укрытой пологом ветвей, они услышали чудесные, желанные звуки: резкий треск сучьев и фырканье крупного зверя.

На какой-то миг они застыли в недоумении, не веря своему счастью. Казалось, что это наваждение - игра больного разума или бред, вызванный лихорадкой.

Потом Пиппит, когда-то задиристый, но давно растерявший свой пыл Кейвитанский рыцарь, похлопал Халтома по ноге.

Халтом взглянул на него и быстро кивнул.

Старый жрец не знал, сохранились ли у них силы для боя. Но иного выхода не оставалось.

Поистине, это был дар Всеотца своим детям. Мясистая туша тура могла надолго обеспечить странников пищей, а из шкуры они могли сделать себе теплую одежду.

Собравшись с духом, Халтом, Пиппит и Гернос прянули из укрытия, достав оружие: нож, пращу и ржавый меч, найденный в чьем-то раздувшемся трупе.

Увидев их, ошеломленный тур замер.

Но тут же, фыркнув, склонил тяжелую голову, наставил на странников рога.

Каждый в этой битве был на пороге смерти, и каждый боролся за свою жизнь.

Лес огласился звуками сражения.

Крики и глухие удары, свист меча, рассекающего воздух, отчаянный звериный рев...

И вдруг - тишина. Израненный тур, дрожа, стоял посреди поляны, и у ног его лежали жрец, рыцарь и друид - растоптанные, бездыханные.

По шерсти тура стекали кровавые реки, и темные лужи собирались у его копыт. Издав протяжный стон, зверь сделал неверный шаг, но не удержался на ногах и рухнул наземь рядом с телами своих врагов.

И ни единой живой души, лишь кровь и мертвая плоть. Богатое угощение для хищных птиц и безглазых червей.

Но не успели стервятники слететься к нему, как из тени деревьев на поляну вышли двое.

Один из них, стройный полуэльф-ассасин, застыл и поднял руку, останавливая спутника.

Нахмурившись, он стал вглядываться в сумрак, силясь заметить опасность.

В воздухе пахло смертью: боевыми заклятиями и подсыхающей кровью.

Убедившись, что ничто на поляне не представляет угрозы, ассасин вытянул из-за голенища сапога нож с зазубренным клинком.

Оглянувшись на стоящего позади минотавра, он бросил: "Приведи вьючных вепрей, а я пока поработаю".

Подойдя к одному из распластанных на земле тел, полуэльф срезал с него остатки одежды и принялся за разделку.

Минотавр рыкнул ему что-то злое и невнятное.

Тогда ассасин поднялся. Утерев с лица брызги крови, он грозно поглядел на товарища и сказал ему: "Ни слова остальным. Мясо есть мясо, и уже неважно, чье оно. Близится зима, и главное для нас - выжить".